Кавказ и «мальтузинская ловушка»

Дата публикации: 14.02.2013, 20:30, просмотров: 773

Мы все являемся современниками процесса, когда за последнее десятилетие, буквально на наших глазах, благодаря целенаправленной политике лично г-на Путина, на Северном Кавказе были воссозданы и даже во многом воскрешены институты традиционного общества, казалось бы канувшие в вечность за советские времена. Для этого конечно же существует множество объективных предпосылок, но пример того как в Чечне была сознательно создана территория, на которую совершенно открыто не распространяются современные (не самые продвинутые) российские законы и социальные практики, просто поразителен. Местный политический класс публично и демонстративно воссоздает традиции мюридов XIX века, а лично Кадыров наверняка с благословления своего «верховного» патрона стал эдаким всекавказским Хомейни. В том же фарватере стремительно следует и сегодняшний Дагестан с Кабардой.

Конечно же, этот пример является очень заразительным для кавказских правящий кланов - способом канализировать недовольство и протестные настроения «кавказской улицы» в сторону от предъявления счетов «себе любимым» за распад общественной ткани местных институтов, погребенных под грузом чудовищной коррупции и роста населения.

Хотелось бы подчеркнуть: единственный способ удержать власть кавказскими элитами, легитимизируя и оправдывая свое положение в глазах местного населения – это обращение к общественной архаике институтов исламского традиционализма. С местными баями – все понятно, но Москве-то это зачем, для чего это нужно лично Путину?

***

Ответ не так уж сложен, электоральная легитимность Путина в определяющей степени зависит от лояльности элит Северного Кавказа и электората некоторых поволжских мусульманских, преимущественно сельских территорий. В современной российской социологии появилось уже такое выражение – «непрозрачные территории», где явка избирателей и результаты голосований резко отличаются не только от столичных округов Москвы и Петербурга, но и от всех остальных, в среднем, русских территорий. На этих «непрозрачных» территориях проживает около 12 млн. избирателей, что составляет, примерно, 15% от всех избирателей нашей страны, а дальше, господа – главный секрет. Если на русских территориях явка на любого рода выборы составляет в лучшем случае – 60-65%, то на «непрозрачных» практически – 95-98%, что автоматически повышает долю проголосовавших до 20%, и голосуют они всегда солидарно, т.е. как надо Путину и местным кавказским и мусульманским элитам.

К примеру, на последних президентских выборах в Чечне за Путина проголосовало 99.8% избирателей, такое ощущение, что голосовали во времена даже не Брежнева или Хрущева, а особо «ценимого» чеченцами Сталина. Таким образом в копилке того политика, который сегодня называет себя президентом России, почти четверть избирателей (12 млн. из 45 млн. голосовавших) из «непрозрачных» и, в основном, мусульманских территорий.

Теперь понятно, откуда рождаются мысли о различного рода Евразийских союзах и стремительном предоставлении гражданства России жителям Киргизии и Таджикистана. Конечно же, от недостатка политической легитимности лидера современного политического класса – Путина В.В. - на исконно русских территориях, и эта проблема не текущей политической конъектуры, она фундаментальна и необратима.

На русских территориях вектор общественного развития, ориентиры культурного доминирования, стереотипы поведения, несмотря на все ухищрения нашего «чекистского» правящего класса и на весь предшествующий советский социальный опыт, стремятся на Запад, в Европу, но никак, не на мусульманский Восток.

Почему это вдруг мусульмане Северного Кавказа, особенно молодежь, всегда организованная на общинно-полисных принципах централизованного землячества, вдруг стала вести себя на улицах городов так агрессивно? Словно поступил приказ. Ладно, это бы было понятно, когда шла война на Кавказе и когда в основном русские солдаты принуждали к «миру» вооруженные кавказские кланы, но тогда этих проблем в таком вызывающем виде не существовало, а затем официально была объявлена Победа.

Видимо именно тогда и был заключен этот неформальный договор – «голоса в обмен на архаику», голоса в обмен на право восстановления на территориях Северного Кавказа традиционалистских практик и ментальных общественных моделей, основанных на исламских принципах. Впрочем, кроме родоплеменных и советских, иных никогда на этих территориях и не было, и этот общественный микст, состоящий из племенного сознания, мусульманской ментальности и советского общественного опыта, был «выплеснут» на русские территории.

Боевые действия на кавказских территориях, рост автохтонного населения, тотальная коррупция правящих кланов и, в связи с этим, массовая безработица местного населения – все эти факторы способствуют тому, что кавказцы все активнее покидают традиционные места своего проживания и устремляются в русскую Россию. Где они организуются уже не только по этническому принципу: это надэтнические объединения мужчин-кавказцев, отличающихся повышенной агрессивностью, социальной мобильностью и спаянностью профессиональными или деловыми интересами. В этих объединениях, в отличие от традиционно-племенных, им легче проявлять свою индивидуальность и личные способности. Именно в этой среде, растет новое качество традиционных племенных алгоритмов адаптации к окружающей среде - с упором на общемусульманскую идентичность, основанную на исламской глобализации, в том числе и в форме салафизма.

Ключевая, в контексте имеющего отношения к нам – русским – идея салафизма звучит примерно так: салафиты ориентируются на идеи и образ жизни своих ранних праведных предков, и все более поздние нововведения в Коране, особенно привнесенные туда благодаря контактам с еще средневековым Западом являются еретическими. Салафиты объявляют себя находящимися в состоянии непрерывного джихада, и целью этого движения является построение всемирного государства и общества, абсолютно несовместимого ни с какими европейскими понятиями об общественном, культурном и цивилизационном существовании и социальном развитии.

Теперь понятно почему кавказцы так агрессивно ведут себя на улицах наших городов? Либералы говорят: «это эхо прошедшей войны», единороссы налегают на отсутствие бытовой культуры и «стрессы большого города». Ничего подобного: всё они понимают и всё они знают про бытовую культуру, как минимум, у себя дома они же себя так не ведут. Просто они хотят так себя вести и так и ведут. Они же в джихаде. Им разрешил Путин, они же вместе с ним борются с «коварным Западом» и строят евразийскую империю.

Недавно опубликованы итоги переписи населения - 2010 по Северо-Кавказскому федеральному округу. В округе проживает 9.42 млн. человек, рост населения зафиксирован практически во всех регионах Северного Кавказа, наибольший рост - в Чечне (+15%), Дагестане (+13%), Карачаеве (+8.7%). Коренные народы Кавказа продолжают размножаться, несмотря на высокую безработицу - ее уровень доходит в той же Чечне до 40%, в Ингушетии до 42%. Как показала перепись, Кавказ установил еще один рекорд, крайне важный для нас в понимании складывающейся обстановки: почти 40% населения назвали главным источником дохода – иждивение, а пособия по безработице еще 25% жителей (в русской России таких 28% и 9%, соответственно). Итого: более 60% кавказцев формируют свои доходы не занимаясь производительным трудом.

***

Еще раз хотелось бы обратить внимание, социальную базу салафитов или формально им противостоящих приверженцев традиционных архаических моделей устройства общества основанных на исламской морали (пример - Чечня) представляют преимущественно выходцы из нижних страт средних слоев населения «кавказской улицы»: мелкие и средние служащие, ремесленники и сезонные рабочие, безработные, розничные торговцы, студенты, интеллигенция, разочарованная в возможном прогрессе мусульман на основе западных ценностей. Успех идей салафитов накрепко связан с антитезой европейскому пути общественного и культурного развития, социальной модернизации в западном понимании этого термина, с прямым осуждением ценностей общества потребления и неприятия институтов частной собственности, с поддержкой идей приоритета коллективистских начал над индивидуализмом и т.д. Собственно, салафитство и немодернизированный ислам и является идеологической базой этой антитезы.

Как известно, христианство практически внесоциально и, в отличие от ислама, делает упор на нравственных, духовных и, конечно же, мистических категориях. В Коране же, в том числе, заложены и обязательные нормы социальной справедливости с требованием неукоснительного их исполнения. Поэтому никогда и не скрывалось, с самых ранних большевиков, что ислам и социализм – союзники, и поэтому арабистика в Советском Союзе была на мировом уровне. Так что доктрины «арабского социализма» выросли не на «пустом месте» и именно в тех странах, где эти доктрины развивались, салафизм наиболее органично вписался в текущую действительность (вспомним современный Египет), в том числе и благодаря предшествующему социальному опыту.

Это не скрывается и сейчас, посмотрите на форумах, о чем пишут местные доморощенные коммунисты (не мусульмане): «Салафиты, они социалисты по определению, они считают, что истинными мусульманами были только три поколения после Пророка, что все остальное было принесено, по их мнению, в Ислам извне, то что у нас на Кавказе вообще не Ислам, там куда приходил Ислам, там цвела наука, справедливость, по сути там везде формировался социализм … они не вешать, а помогать мне будут», - пишет очередной правоверный коммунист и почему-то в блоге на форуме Пермского губернатора (http://basargin.livejournal.com/4598.html?thread=310006). А всякого рода левые гуру в лице Валлерстайна, видимо в отчаянии от провала мировой левой идеи, после развала Варшавского договора и Советского Союза, вообще объявляют современным угнетенным пролетариатом европейских арабских безработных.

В принципе, в этом что-то есть. Как известно, мусульмане в Европе не создают своих конфессиональных партий, хотя это разрешено законом. Зато они голосуют одинаково во всех странах – и поголовно за левых. По данным опросов, во втором туре выборов президента Франции более 90% французских мусульман голосовало за левого социалиста Олланда (конечно же, после его предложения повысить пособия) и если бы не эта исламская мобилизация, вряд ли он победил вообще, так как разрыв между ним и Саркози был не более 3% . Вот еще один урок для России, вот еще одна мина заложенная лично Путиным под фундаментом благосостояния русских регионов нашей страны.

Мы уже говорили о вовлеченности мусульманского населения Северного Кавказа в мировой исламский контекст, в те фундаментальные сдвиги, которые происходят в мусульманской цивилизации. Нахождение этих территорий формально в рамках государственных границ России, через систему дотаций, ретуширует некие глобальные социальные и экономические характеристики, общие для всех мусульманских территорий, и не только арабских. Российский Северный Кавказ, как и весь глобальный мусульманский мир (за исключением коренных жителей нефтяных арабских княжеств) давно уже находится в так называемой «мальтузианской ловушке».

Википедия: «Мальтузианская ловушка» (англ. Malthusian trap) — типичная для доиндустриальных обществ периодически повторяющаяся ситуация, в результате которой рост населения, в конечном счете, обгоняет рост производства продуктов питания. Поэтому в долгосрочной перспективе не происходит ни роста производства продуктов питания на душу населения, ни улучшения условий существования подавляющего большинства населения, а напротив — оно остается на уровне, близком к уровню голодного выживания. Более того, при достижении критической плотности, население, как правило, разряжается катастрофическими депопуляциями — вроде войн, эпидемий, или голода …».

Если говорить об условиях для нахождения в «мальтузианской ловушке», то необходимо сразу отметить - они не имеют никакого религиозного, культурного или цивилизационного контекста, исключительно - социальный. Из этой «ловушки» мучительно выходили практически все крупные страны Запада, в ней была Россия в конце XIX и начале XX веков (и мы знаем цену этому выходу), современный Китай по-своему ответил на этот вызов – диктаторски установив границы размеров семьи …. Итак, указанные условия таковы:

1.      Доля населения сельского населения должна быть не менее половины населения страны.

2.      Доля молодежи должна составлять не менее 25%, доля молодежи среди безработных не менее – 30%

3.      В структуре экономики, на политэкономическом уровне должны доминировать доиндустриальные принципы

4.      Динамика развития экономики должна позволять, находится в режиме т.н. переедания (отсутствия на социологическом уровне смертного голода).

По данным последней переписи, доля сельского населения на Северном Кавказе составляет: Дагестан, Ингушетия, Карачаево – более 57%, Чечня -65%; доля молодежи: Чечня – 33%, Ингушети – 29%, Дагестан – 26%; доля безработных в возрасте до – 30 лет, как раз треть. Вряд ли кто будет сомневаться, что на этих территориях нет голода, а экономика в этих регионах, после того как эти края системно покинули русские – утратила всякого рода остаточно- индустриальные черты. Не прививаются в этих областях и постиндустриальные сегменты глобальной экономики: сетевой торговый ритейл, современные логистические центры, it – услуги и т.д.

Данным характеристикам соответствуют и все страны Магриба и Ближнего Востока, где уже давно нет смертей от недоедания, а уровень безработицы среди молодежи составляет более 50%, все то же самое, только в более радикальных формах и пропорциях, что, по большому счету, и породило феномен «арабской весны», но никак не всемирный «американский заговор», если уж пытаться по «взрослому» найти первопричины такой революционной волны, процесса, кстати, довольно редкого в мировой истории. Молодежь всегда играла ключевую роль в политическом и военном насилии во всей письменной истории человечества, и сегодняшние времена тому не исключение … все еще впереди.

***

На Северном Кавказе, где социальная история еще хуже российской, опыт советской модернизации (технический и социальный) сегодня признан не соответствующим нормам ислама и искореняется тотально. Вспомним запрещение появляться без головного убора на улицах Грозного местным женщинам, возникновение и параллельное существование шариатских судов, тотальная борьба с празднованием классического Нового Года и т.д. и т.п. Северный Кавказ из территории, где хотя бы в городах совсем еще недавно чувствовался, пусть советский, но европеизированный тип жизни, стремительно опускается до стиля жизни египетских, ливийских, иракских городов, а горные селения скоро будут неотличимы от афганских кишлаков.

Скажите, пожалуйста, чем сегодня радикально отличается общественная ситуация, с точки зрения политического и религиозного насилия, в современном Дагестане от Египта и Ливии, не правда ли, только масштабом, и этот уровень регулируется только денежными вливаниями, отрываемыми от русских территорий и количеством русских солдат и офицеров, ведущих антитеррористическую борьбу на Кавказе. Стоит только приостановить этот налог русскими деньгами и русской кровью, введенный нынешним антирусским (неосоветским) правящем режимом, как Северный Кавказ накроют мальтузианские страсти, которые в данный момент всего лишь загнаны внутрь, в рамках модели – «голоса в обмен за архаику» - эта проблема не решается в принципе.

Есть ли какой то пример в современном мусульманском мире, есть ли какая то страна, которой удалось преодолеть эти противоречия одновременно с общественным развитием и сохранением собственного цивилизационного своеобразия? Мы не будем брать малые нефтяные княжества Аравийского полуострова, этот пример нехарактерный – слишком мало населения и слишком много нефти, но, оказывается, кроме этих стран, есть еще одно государство, современная история которого полна драматизма и, в то же время, небывалого общественного и экономического роста, и называется она – Турция, в каждом городе этого государства стоят памятники Ататюрку.

Википедия: «Возглавив после поражения (октябрь 1918) Османской империи в Первой мировой войне национально-революционное движение и “войну за независимость” в Анатолии, добился ликвидации марионеточного правительства султана и оккупационного режима, создал новое, основанное на национализме (“суверенитете нации”), республиканское государство, провёл ряд серьёзных политических, социальных и культурных реформ, таких как: ликвидация султаната (1 ноября 1922), провозглашение республики (29 октября 1923), упразднение халифата (3 марта 1924), введение светского обучения, закрытие дервишских орденов, реформа одежды (1925), принятие нового уголовного и гражданского кодексов по европейскому образцу (1926), латинизация алфавита, отделение религии от государства (1928), предоставление избирательных прав женщинам, отмена титулов и феодальных форм обращения, введение фамилий (1934), создание национальных банков и национальной промышленности …

… По мнению российского тюрколога В. Г. Киреева, военная победа над интервентами позволила кемалистам, которых он считает “национальным, патриотическими силами молодой республики”, обеспечить стране право на дальнейшее преобразование и модернизацию турецкого общества и государства. Чем больше кемалисты упрочивали свои позиции, тем чаще они заявляли о необходимости европеизации и секуляризации. Первым условием модернизации было создание светского государства. 29 февраля 1924 г. состоялась последняя традиционная церемония пятничного посещения последним халифом Турции мечети в Стамбуле. На следующий день, открывая очередное заседания ВНСТ, Мустафа Кемаль произнёс обвинительную речь по поводу векового использования исламской религии в качестве политического инструмента, потребовал вернуть её “истинному предназначению”, срочно и самым решительным образом спасти “священные религиозные ценности” от разного рода “тёмных целей и вожделений”. 3 марта на заседании ВНСТ под председательством М. Кемаля были приняты, среди других, законы об отмене в Турции шариатского судопроизводства…

… В 1926 году был принят новый Гражданский кодекс, где устанавливались либеральные светские принципы гражданского права, определялись понятия собственности, владения недвижимого имущества — частного, совместного и т. д. Кодекс был переписан с текста швейцарского гражданского кодекса, тогда — самого передового в Европе. Таким образом, ушёл в прошлое Меджелле — свод османских законов, а также Земельный кодекс 1858 года…

… В аграрной политике государство распределяло среди безземельных и малоземельных крестьян национализированную вакуфную собственность, государственную и земли покинувших или умерших христиан»

Даже беглый просмотр такой незамысловатой энциклопедии, как Википедия, по вопросам реформ Ататюрка в Турции, показывает: господин Путин и его верные «кавказские янычары» в лице Кадырова и Магомедова совсем не тем путем ведут свои народы, они его ведут в тупик – вернее в кровавую баню «мальтузианских ловушек», восстанавливая на подвластной им территории институциональные принципы общественного поведения и социальных практик, основанных на архаике мусульманских традиций.

Ататюрк много экспериментировал, многому подражал, но, благодаря ему, политическая элита Турции усвоила самое важное: если хочешь своему народу и своей стране общественного прогресса – ориентируйся на Запад, эмансипируй женщин, дай европейское образование среднему классу, вырасти собственную буржуазию. И уже после его смерти, в середине 40-х годов к власти пришла через демократические выборы (насколько это было возможно в Турции, так как это было впервые в истории мусульманской цивилизации) и власть после выборов взяла националистическая, буржуазная партия. Называлась она просто - Демократическая партия, собственно с ее правления Турция и стала той страной, которой мы ее знаем сегодня, и как любая буржуазная националистическая партия она начала с земельной реформы.

С 1947 г., когда реформа только начала практически претворяться в жизнь, и до государственного переворота 1960 г., всего крестьянам было передано на условиях выкупа (по умеренным ценам в течение 20 лет) 1937 тыс. га из числа пустовавших и бесхозных земель. Кроме того, в общее пользование деревень поступило 1440 тыс. га пастбищ и лугов.

Затем уже торговый и мелкий аграрный капитал стал постепенно к 70 - 80-м годам трансформироваться в промышленный: переработка хлопка и сельхозпродукции, текстильная промышленность, обувная и швейная, товары массового потребления и с конца 80-х - начала 90-х стал развиваться массовый туризм. На сегодняшний день в Турции действует закон о взаимности признаваемых условий, по которому даже иностранцы могут приобретать недвижимость в любой форме: здание, сооружение и любые земельные участки, но только в том случаи, если подобные условия действуют для турецких граждан в их странах.

Страна без нефти и газа, стала ведущим и сильнейшим, в том числе и в военном отношении, неарабским государством в мусульманском мире, и именно в те времена, когда другая неарабская страна с правоверными мулами и самим Хомейни впереди «сжигала» себя, по классическим мальтузианским критериям, в войне с другой мусульманской страной. И в обе эти стороны «Большой и Малый Сатана» (Америка и СССР) поставляли оружие за хорошие деньги, кстати, Ирак одна из немногих стран, которая реально рассчитывалась с СССР конвертированной валютой. Лично меня такое положение будет устраивать, при определенных обстоятельствах, и дальше: в любом случаи большая война на Ближнем Востоке неминуема. Какое будущее выберут для себя лидеры мусульманских стран … и Северо-Кавказских республик? … Русским в любом случаи надо быть в стороне, но в состоянии вооруженного нейтралитета.

***

Русские территории РФ стремятся к общественной модернизации, на российском Кавказе - явственное погружение в традиционное общество. Именно эти взаимоисключающие тренды разных ментальных общественных установок и образов - общественного модерна и традиции - и взорвут территориальное единство РФ, а не пресловутая межнациональная рознь или «тень Манежки» с призывами «не кормить Кавказ». Надо только крепко помнить имя автора настоящего, а не мифического развала РФ и не дать себя обмануть при очередной попытке Кавказской войны, как части Большой Ближневосточной войны.

Кстати, вот вопрос, правда находящийся за рамками данной статьи: а что такое собственно развал России, не с формальной стороны: изменение границ, свертывание флага, вывод войск… там все понятно, то есть не на уровне геополитических понятий, а на уровне цивилизационных ценностей, ценностей сбережения русского народа и обустройства его исторической территории. Вот, например, отпадение Урала или Сибири от Центральной России: вряд ли у кого-то вызовет сомнение, что это и есть распад России, и это действительно в отличие от известной сентенции будет геополитической трагедией, и это допустить нельзя (я не встречал человека, кто думал бы по-другому). А отпадение Северного Кавказа … это есть развал России, а отпадение Алжира от Франции – это развал Франции, а отпадение Индии – это развал Великобритании, а отпадение Конго от Бельгии – это развал Бельгии … ???

Так вот, для сведения убежденных имперцев, «нашистов» - путинистов, коммунистов, государственников и прочих любителей «единых и неделимых территорий»: чтобы удержать Северный Кавказ в составе РФ, необходимо демонтировать «кадыровщину» как систему общественных отношений и постоянно подтягивать уровень модернизации кавказского общества хотя бы до уровня провинциального – среднероссийского. Например, по мнению руководителя центра социально- экономических исследований регионов Ramcom Д. Соколова (газета «Ведомости» от 15.09.10) приватизация земли должна стать пусковым комплексом реформ на Северном Кавказе: «Земля – основной и дефицитный ресурс на Северном Кавказе. Для формирования частной собственности и создания залоговой базы в регионе необходимо оперативно провести разграничение государственной собственности на землю, границы опубликовать; определить принципы приватизации земли для каждого муниципального поселения. Согласовать их на сельских сходах и опубликовать. Отменить мораторий на приватизацию земель сельскохозяйственного назначения и провести эту приватизацию … Земля, введенная в оборот, позволит преодолеть дефицит финансирования экономики республик и заменит госгарантии».

Канализировать общественную энергию внутрь самого Кавказа можно только сгенерировав процессы, которые захватят всю «кавказскую улицу», которые станут настоящим модернизационным потрясением для Кавказа, ибо на этой территории никогда, даже среди правящего класса частная собственность, как законченный институт не существовала во все исторические времена.

Сложно не согласится и с таким мнением Д. Соколова: «Действующий на Кавказе мораторий на приватизацию земли прикрывает свершившийся земельный передел в интересах чиновников и это минное поле (выделено мною – И.Р.)». Пусть на этом «минном поле» рвутся горячие кавказские ребята, это их земля, это их судьба, к русским делам это не имеет никакого отношения. В конце концов, что каждый из нас хочет выбрать: условную Турцию у границ русских земель (без относительности современной госграницы РФ) или условную Ливию с Йеменом.

Если кому-то хочется поучаствовать в « Большой Кавказкой игре», как части глобальной исламской архаики - я думаю можно набирать добровольцев из числа современных «нашистов», ( комиссарами у них будут М. Шевченко и А. Дугин), а если это сорвется, я думаю сыновья членов «Единой России», возглавляемые своими отцами, заложат на Северном Кавказе основание фундамента построения Евразийского союза с дальнейшей эмиграцией ( с семьями)на эту благословленную землю, оставив нас наконец «сирых и убогих» один на один с «закатом Европы и агрессивным блоком НАТО». Я думаю – выдюжим.

Сокращённый вариант. Полный текст опубликован в журнале «Вопросы национализма», 2012, № 12.

АПН

Рубрика: Северо-Кавказский федеральный округ