Тун Пайрам – праздник-революционер

Дата публикации: 29.06.2013, 23:58, просмотров: 1203

С 28 по 30 июня Хакасия отмечает свой главный национальный праздник  Тун Пайрам. В этом году исполнится 33 года, как его в республике стали отмечать официально. За три десятка лет многое изменилось в его проведении. Едва появившись на свет, Тун Пайрам практически стал «звездой», попав в эфир одного из федеральных телеканалов. Ему не раз приходилось менять «места жительства»: с Базинской поляны он переезжал на стадионы Аскиза, но, в конце концов, нашел пристанище на живописной Сагайской поляне.

В первые несколько лет Тун Пайрам даже «обзавелся детьми» – начиная с 1982 года маленькие Тун Пайрамы проводились в Алтайском, Орджоникидзевском и Ширинском районах Хакасии.

Гостеприимный праздник собирал тысячи разных людей, причем не только из Хакасии, но и из Тувы, Алтая,  Бурятии, Кабардино-Балкарии и даже Монголии. Это праздник-первопроходец, праздник-революционер, который в советское время отстоял право на проведение национальных обрядов в Хакасии. Сегодня – это день в календаре, без которого хакасская культура кажется немыслимой.

 

Что общего у Тун Пайрама и немецкого праздника пива?

Тун Пайрам появился еще в древнетюркскую эпоху.  Дословный перевод названия праздника  – «первый, первородный праздник». Много веков назад он назывался праздником первого молока (Тун айран). Скотоводы-кочевники в связи с ограниченностью пастбищ перегоняли стада два раза в год.  В конце мая – начале июня они перемещались с зимней стоянки на летнюю – как правило, в горные долины, где откармливали домашних животных свежей травой и  получали первые дары молока. В праздничный день из этого молока готовили айран (кислый напиток, приготавливаемый из перебродившего коровьего молока), из айрана – араку (хакасскую водку) и  поднимались на ближайшую вершину горы, где устанавливали березы, коновязь для ритуальной лошади и разводили большой костер.

«Почетный старец вместе с собравшимися обходил их по солнцу (кунгер) девять раз, кроплением айрана на костер, березки и коня благословлял небо, землю и желал, чтобы скот и молочные продукты не переводились среди скотоводов, – пишет Алексей Анненко в книге «Тун Пайраму – 25! И века…». – Обряд обхождения по солнцу дошел до хакасов со времен Тюркских каганатов. Первый айран и первая арака считались лекарственными напитками. Их нельзя было проливать на землю. По обычаю, вся приготовленная первая молочная пища должна быть съедена во время праздника, оставлять ее на следующий день запрещалось. После ритуальной части устраивались состязания: бега, конные скачки, стрельба из лука, традиционная борьба (курес)».

Кстати, подобные «молочные» праздники существуют у других тюркских народов Сибири. Якуты, к примеру, отмечают кумысные праздники Ысыахи, во время которых поклоняются солнцу и благодарят силы природы за полученное изобилие молочных продуктов. Молочные праздники сибирских тюрков сравнивают с немецкими праздниками пива, которые также восхваляют живительную силу национального напитка. 

Хакасы относились к молочным напиткам еще и как к живым существам,  обладающим духом. В мифологии существует и сакральное молочное озеро.

«По представлению хакасов, есть небесное молочное озеро, которое является центром вселенной и обителью светлых божеств, – пишет А. Тутачикова в книге «Тун Пайрам и летний цикл хакасских праздников». – Здесь пребывает хозяин земли – Чир суу, которому подчиняются все земные духи, а также духи предков. В этом небесном озере чайаны-духи омываются после общения с людьми. В ритуальных текстах Алгысчи называет молочное озеро владениями великой богини Умай».

На празднике айраном и молоком до краев наполняли кубки и кожаные бурдюки, котлы и деревянные кадки, которые служили воплощением изобилия и богатства.  И кумыс, и айран – это напитки божественного происхождения, которые способны очистить празднующих от всего дурного, а также принести им  здоровье и благополучие. Кстати, в 1873 году хакасским кумысом от «грудной болезни» лечился знаменитый художник В.И. Суриков во время своих визитов в Хакасию. 

Черты празднования Тун айрана историки увидели даже в наскальной живописи. В изображениях Большой Боярской писаницы есть  сюжет с очертаниями жилищ, домашней утвари и скота.  А. Тутачикова не исключает, что древние обитатели бассейна Среднего Енисея выбивали его в момент проведения хакасского традиционного праздника.

А был ли праздник?

После революции праздник прекратил свое существование и был восстановлен лишь в 1980 году – в тот самый момент, когда отмечалось 50-летие Хакасской автономной области. Идеей его возрождения загорелся директор Бюро пропаганды Союза писателей Республики Хакасия Юрий Забелин после разговора с журналистом Сергеем Добровым.

 «Были мы с ним как-то на встрече в Шушенском с оригинальным человеком – Иваном Варламовичем Рехловым, – вспоминает Забелин в книге «Тун Пайраму – 25! И века…». – Разговариваем и приходим к выводу, что нужны какие-то новые формы, где бы ярко выражались  национальные черты хакасского народа. Я вспомнил, что недавно была передача по телевидению о хакасской свадьбе в селе Аршаново, и шел разговор о древних обычаях, связанных со свадьбой. Семен Константинович мне говорит: «Знаешь, у меня не раз возникали разговоры с руководящими работниками области о том, что необходимо выявлять и поддерживать сохранившиеся национальные традиции и обычаи хакасского народа. А в ответ я получаю только встречный вопрос, произносимый врастяжку: «А зачем?» Ну и никакого движения нет…».

Позже Забелину сообщили о том, что редактор телевидения Юрий Пустовойт готовит сценарий фильма для Красноярской студии документальных фильмов по заказу Центрального телевидения. И для этого нужен был национальный колорит, ответственность за который возложили на Юрия Николаевича. Он, в свою очередь, пришел к выводу, что нужен фрагмент, показывающий древнюю культуру и быт хакасского народа. После долгих раздумий Забелин решил, что в фильме должен быть показан национальный праздник. В ХакНИИЯЛИ ему рассказали о самых разных праздниках, включая Тун айран, которые власти в советское время не приветствовали. Сначала его консультировал Кузьма Патачаков, а потом молодой, мобильный сотрудник института Виктор Бутанаев, который до того времени уже  был консультантом съемочной группы художественного фильма «Конец императора тайги».

Местная власть идею Забелина до какого-то времени не принимала. Инициативной группе удалось убедить руководство в необходимости проведения такого праздника лишь после того, как состоялась аудиенция с первым заместителем председателя облисполкома Геннадием Казьминым.

«До этого, – вспоминает доктор исторических наук, профессор ХГУ Виктор Бутанаев в той же книге о Тун Пайраме, – все попытки доказать, что у хакасов был такой праздник, оставались безуспешными. Геннадий Петрович спросил у меня: «Был такой праздник?» «Был, конечно. Старики могут подтвердить…» «Вы даете партийное слово (а я был тогда молодым коммунистом), что все будет в порядке?» «Да, даю». «Ну, так проводите». Праздник начался зажиганием священного огня, звуками горнов. А затем почтенный старец (аган), Сергей Ефимович Инкижеков, совершил ритуальную часть. По древней традиции, конь (ызых) обмывался молоком, окуривался богородской травой (ирбен). Все это было проделано. К хвосту и гриве были привязаны ленточки красного и белого цветов, и коня отпустили на волю, сняв с него уздечку. Изых считался хранителем благополучия скота. Затем аган краплением айрана на ритуальный костер, березки, коновязь благословил небо, землю и пожелал, чтобы скот и молочные продукты не переводились… Затем выступил Владимир Николаевич Штыгашев (в то время первый секретарь Аскизского райкома КПСС – «ШАНС»). В соответствии с новыми временами состоялось чествование передовиков. Затем культурно-спортивные мероприятия. Это был, действительно, народный праздник… Вспоминаю – прекрасная погода, замечательное место, тысячи людей, ветер шевелил флажки с эмблемой праздника, созданной архитектором Всеволодом Кильчичаковым – две конские головы, направленные в разные стороны, солярный круг и чаша с айраном… После окончания инициативная группа и гости собрались на берегу Базы и пожелали, чтобы так же успешно Тун Пайрам праздновался каждый год».

Первый Тун Пайрам проводился 1 июня. На Базинской поляне в Аскизском районе, куда прибыли тысячи людей. До того времени столь большое скопление людей можно было увидеть лишь на первомайских и ноябрьских демонстрациях. С автомобильным транспортом в то далекое время обстояло совсем не так легко, как сейчас, и люди добирались в Аскизский район  на электричке. Режиссер хакасского национального драмтеатра Эльза Кокова постаралась сделать праздник ярким и красочным. При его оформлении не обошлось без помощи Красноярского крайисполкома, предоставившего для Тун Пайрама десять красочных юрт. Военные из Абаканского гарнизона привезли на праздник передвижную электростанцию и организовали местную телефонную связь. Хакоблпотребсоюз обеспечил гостей напитками и едой.

Лебедь впервые заговорил
 на хакасском

Одним из самых запоминающихся моментов в истории праздника стало поздравление  главы республики Алексея Лебедя. Он стал первым руководителем, который отважился поприветствовать гостей Тун Пайрама на хакасском языке, но сделал промашку. В буквальном переводе Алексей Иванович сказал: «Пусть в вашем доме будет полно скотины, а на вашем скотном дворе – много детей!» Все те, кто хакасский язык понимал, после этих слов рассмеялись, посчитав, что Лебедь, как всегда, пошутил.

В пору появления первого айрана – то есть в середине июня – Тун Пайрам отмечался лишь в первые двадцать лет. Нередко его проводили в день рождения республики – 3 июля. А в 2004 году, по случаю 80-летия Аскизского района, он был перенесен на 18 августа – это время празднования не первого, а, скорее, последнего айрана. Каждый раз праздник раздвигал границы и даже кочевал по разным местам.  Было время, когда его отмечали на стадионах села Аскиз, в том числе на Острове отдыха. Но в последнее время Тун Пайрам неотделим от Сагайской поляны. 

«С первых лет возрождения праздник искал себе пути и способы внедрения в других районах, – пишет А. Тутатчикова. – В первые годы рассматривался кочующий по районам вариант проведения праздника областного масштаба… Это был один из возможных способов внедрения Тун Пайрама во всех восьми районах, но эта идея первых организаторов не получила поддержки».

В 1982 году устроил праздник на своей территории Орджоникидзевский район. Но для этого сотрудникам администрации пришлось провести целую лекцию о необходимости возрождения хакасской культуры. Лектор В. Кривоногов тогда сравнил хакасскую культуру с березкой, растущей в тени большого кедра. Сколько бы ни ухаживали и ни лелеяли эту березку, говорил он, она останется в тени и никогда не сможет заслонить собою кедр, хотя исчезновение хакасской культуры может стать огромной потерей не только для Хакасии, но и всего мира. Вместе с Орджоникидзевским районом организацию Тун Пайрама взяли на себя Алтайский и Ширинский районы. Но, в конце концов, и эта традиция была утрачена. Теперь Тун Пайрам провдится только в  Аскизском районе.

 

Одним из самых крупных и значительных праздников считают Тун Пайрам 1989 года. В его организации принимали участие делегации из Якутии, Тувы, Алтая, Бурятии,  Кабардино-Балкарии и Монголии.  В финале торжества  участники  представлений объединились в огромный хоровод дружбы, который по форме и обилию разноцветных костюмов напоминал хакасское украшение «пого». Этот эпизод называют одним из самых массовых в истории Тун Пайрама.

Шанс-онлайн

Рубрика: Сибирский федеральный округ