Научно-исследовательская база данных » Новости портала » Концепция архаизующих тенденций В. М. Хачатурян

 

 

 

Концепция архаизующих тенденций В. М. Хачатурян

Дата публикации: 29.08.2013, 21:56, просмотров: 2182

Историк, культуролог опубликовала по проблеме ряд интереснейших работ, в том числе монографию (Хачатурян, 2009б), а также в 2011 г. защитила докторскую диссертацию по культурологии (Хачатурян, 2011а).  

В работах В. М. Хачатурян особое внимание уделяет архаизующим тенденциям в социокультурной жизни обществ цивилизации, которые рассматриваются ею как спонтанные или целенаправленные процессы активизации культурных феноменов, генетически связанных с архаической социокультурной системой и относящихся к числу ее наиболее важных, конституирующих элементов (Хачатурян, 2008б, 2009б).

К архаизующим тенденциям автор относит только достаточно устойчивые процессы, которые играют заметную роль в социокультурной жизни и способны оказать влияния (позитивное или деструктивное) на социокультурную динамику.

Понятие «архаика» и производные от него («архаизация», «архаическое»), как отмечает В. М. Хачатурян, отличаются избыточной многозначностью. В том числе «архаическое», «архаизация» часто выступают в литературе синонимами понятий «традиционное», «традиционализация», а также «варваризация», «примитивизация» («опрощение»), против чего выступает автор. Архаический пласт, пишет она, входит в состав традиционного и составляет весьма значительную его часть, вместе с тем сфера традиционного шире, поскольку включает и более поздние элементы, возникшие уже в эпоху цивилизации.

«Архаика» у В. М. Хачатурян синонимична древнейшей социокультурной системе — архаической. Решая проблему определения хронологических границ данной системы, автор исходит из того, что архаическая социокультурная система прошла несколько стадий: становления (от начала антропогенеза до среднего палеолита включительно), окончательного оформления и расцвета (от верхнего палеолита, 40–35 тыс. до н.э., до начала неолитической революции, 12–10 тыс. до н.э.) и длительный период распада, начало которому было положено неолитической революцией и который завершался в процессе перехода от первобытности к цивилизации. При этом переподчинение структур старой системы  новой шло медленно и в основном закончилось лишь в эпоху формирования зрелой государственности и Осевой революции (1 тыс. до н. э.). Таким образом, нижняя и верхняя границы, связанные с этапами становления и разрушения системы, охватывают большие исторические эпохи. Хронологические рамки собственно архаики можно определить лишь условно: в целом они совпадают с эпохой верхнего палеолита: в обществах доземледельческого типа все ее основные атрибутивные качества были репрезентированы наиболее ярко.  Архаическая социокультурная система в этот период достигла высокой степени внутренней интегрированности и была способна к росту, не нарушающему ее базовых принципов.

 

К базовым характеристикам архаики автор относит: ориентацию архаических обществ на максимальную интеграцию в природную среду; биосоциокультурный характер большинства программ, которые, не являясь собственно биологическими, преобразованные в социокультурные, тем не менее, сохраняют биологическую компоненту, что придает им особую жизнеспособность и устойчивость по сравнению с более поздними социокультурными программами; природно-социальный синкретизм, проявляющийся во всех сферах социокультурной жизни — от хозяйственной до символической.

Большое внимание в своей концепции В. М. Хачатурян уделила измененным состояниям сознания (ИСС), которые вызывают временную «архаизацию» сознания и мышления, но представляют собой не только психофизиологический, но и социокультурный феномен и в качестве последнего формируют основу для специфической архаизующей тенденции, закрепляющей данное состояние в культурной жизни архаических обществ и обществ цивилизации. Автор полагает, что ИСС, открывающие доступ к возвращению в «непротиворечиво-континуальное» состояние, по сравнению с другими архаизующими тенденциями, действительно обладают наибольшим деструктивным, антикультурным и антицивилизационным потенциалом. Однако, несмотря на имплицитно содержащуюся в них интенцию к выходу из культуры, ИСС существовали и существуют ныне в определенном социокультурном контексте, испытывают его воздействие, а кроме того, в общественной жизни могут выполнять функцию одной из социальных практик (Хачатурян, 2005, 2007, 2008а, 2009б, 2010, 2011в, 2011г).

В. М. Хачатурян различает три модели архаизующих тенденций, которые можно наблюдать в результате переструктурирования социокультурной системы обществ цивилизации (Хачатурян, 2011а). Первая модель — модель тотальной архаизации на основе историко-культурного материала, относящегося преимущественно к эпохе так называемых ранних (раннегосударственных, «архаических») цивилизаций III–II тыс. л. до н. э. Это наиболее деструктивная по своим результатам модель, поскольку в максимально полном своем варианте приводит к разрушению базовых институтов общества цивилизации и регрессу к доцивилизационному состоянию. В тех случаях, когда общество оказывается способным преодолеть регресс, оно не повторяет весь путь развития заново.

Вторая модель — модель переходной архаизации. По мысли автора, она возникает в транзитивные эпохи, в ситуации противоборства старого и нового, когда общество переживает системный кризис и переструктуризацию, сопровождаемые, как правило, упадком и хаотизацией в разных сферах социокультурной жизни. В тех случаях, когда переход завершается успешно, т. е., по крайней мере, не приводит к понижению уровня сложности общества, архаизующие тенденции имеют спонтанный, системный, но не завершенный характер, что и составляет главное отличие данной модели от модели тотальной архаизации. Специфика же самой переходной архаизации заключается в том, что формирующие ее архаизующие тенденции не имеют самодовлеющего характера, подчиняясь логике переходных процессов. Социокультурная система общества цивилизации оказывается достаточно сильной для того, чтобы блокировать их разворачивание, чреватое перерождением переходной архаизации в тотальную. Данная модель выполняет функцию одного из механизмов перехода (хотя и не является обязательным элементом процесса переструктуризации общества), поскольку способствует уничтожению старых структур и институтов и одновременно — актуализации адаптивного потенциала базовых архаических социокультурных программ. Вместе с тем степень участия стихийно актуализировавшихся культурных форм в формировании новой системы обычно весьма ограниченна.

Третья модель — модель «диалога с архаикой» рассматривается как особый тип актуализации архаики, связанный с творческой переработкой архаических культурных форм — с целью их адаптации к цивилизационным институтам и инкорпорации в «центральную зону» культурных ценностей и смыслов при сохранении собственно архаической компоненты. Основным условием, необходимым для реализации модели «диалога», является достаточно высокий уровень отрефлексированности и дистанцированности от архаики.

Также В. М. Хачатурян разбирает и современные архаизующие тенденции в разных регионах мира, в том числе в свете анализа нынешних социокультурных трансформаций под влиянием глобализации (Хачатурян, 2009б, 2011а, 2011б). Она выделяет три зоны современного цивилизационного пространства, в котором различается проявление архаизующих тенденций. Первая зона представлена прежде всего Тропической Африкой, которая являет собой пример взаимодействия и противоборства двух начала: до сих пор активно функционирующих и жизнеспособных архаических институтов и ценностей, с одной стороны, и цивилизационных, которые начали формироваться в основном в эпоху колониальной зависимости, — с другой. В этой зоне, где переход к цивилизации еще не завершился полностью, архаизующие тенденции носят преимущественно спонтанный, неконтролируемый характер, присущий транзитивным периодам.

Ко второй зоне автор относит страны Юго-Восточной Азии и дальневосточного региона (индо-буддийский и конфуцианский блоки). Здесь архаические институты и верования еще широко распространены в народной среде, однако преобладает опосредованная связь с архаикой, которая в трансформированном и адаптированном виде сохраняется в религиозных и религиозно-философских учениях, возникших в Осевое время и имеющих до сих пор прочные позиции в жизни восточных обществ. В последнее время здесь отмечается нарастание интереса к «своей» архаике — в контексте обращения к автохтонным культурно-религиозным традициям с целью возродить цивилизационную идентичность и противостоять вестернизации. Ряд факторов здесь (сильные цивилизационные традиции, успешная модернизация, давно осуществленная вторичная переработка архаики) создают прочный буфер, блокирующий возможность стихийных прорывов архаического пласта. На сегодняшний день в ведущих странах Азии — Японии, Китае, Индии, развивается по преимуществу модель «диалога с архаикой».

В третью зону автор включает страны евро-атлантической цивилизации и Россия, где, несмотря на все ее цивилизационные особенности и длительное сохранение архаического пласта в традиционной культуре, развитие архаизующих тенденций на сегодняшний день идет в том же направлении, что и на Западе. Именно здесь осуществился резкий разрыв с архаикой, ныне наиболее активно реализуется модель «диалога», воплощаясь в весьма специфических формах.

 

Литература (процитированная и по теме):

Хачатурян В. М. (2005) Экстатические ритуалы и техники: к вопросу о роли архаического компонента в современном религиозном сознании // Диалог со временем. Вып. 14. М. С. 287–306.

Хачатурян В. М. (2006а) Диалог с архаикой // Человек. № 6. С. 48–51.

Хачатурян В. М. (2006б) Диалог с архаикой // Цивилизации. Вып. 7. Диалог культур и цивилизаций. М.: Наука, 2006. С. 208–233.

Хачатурян В. М. (2007) Измененные состояния сознания как психофизиологический и социокультурный феномен // Мир психологии. № 2. С. 100–114.

Хачатурян В. М. (2008а) Измененные состояния сознания: к проблеме архаической компоненты психики // Человек. №1. С. 58–73.

Хачатурян В. М. (2008б) Роль архаизующих тенденций в переходные эпохи // Цивилизации. Вып. 8. Социокультурные процессы в переходные и кризисные эпохи. М.: Наука. С. 218–242.

Хачатурян В. М. (2009а) Миф в массовой культуре // Обсерватория культуры. №1. С. 26–33.

Хачатурян В. М. (2009б) Вторая жизнь» архаики: архаизующие тенденции в цивилизационном процессе. М.: Academia.

Хачатурян В. М. (2010) К проблеме архаической компоненты в сознании индивида // Проблема сборки субъектов в постнеклассической науке. М. : ИФ РАН. С. 170–184.

Хачатурян В. М. (2011а) Феномен архаизации в культурной динамике : автореф. дисс. … д-ра культ. М.

Хачатурян В. М. (2011б) Трансформации культурно-цивилизационного пространства Запада // «Иммиграционный вызов» в начале ХХI века: Миграции в глобализирующемся мире. М.: ИВИ РАН, 2011. С. 54–74.

Хачатурян В. М. (2011в) Человек в пространстве неоархаики // Человек. 2011, № 2. С. 83–96.

Хачатурян В. М. (2011г) Человек между мирами: трансперсональный опыт в измененных состояниях сознания // Вопросы социальной теории. Т. 5. М.

Хачатурян В. М., Ионов И. Н. (2002) Теория цивилизаций от античности до конца ХIХ века. СПб.: Алетейя.

Хачатурян В. М., Пелипенко А. А. (2009) Когнитивные основы «магического ренессанса» в ХХ в. // Человек. №3. С. 35–44.

 Подготовили Ч. К. Ламажаа, О. О. Намлинская

 

С любезного согласия автора размещаем текст ее автореферата докторской:

Хачатурян В. М. Феномен архаизации в культурной динамике : автореферат дисс. ... доктора культурологии. М., 2012: Avtoreferat-Hachaturyan.pdf [363,68 Kb] (cкачиваний: 35)

Также в базе размещены отрывки из диссертации автора:

Хачатурян В. М. Неоархаика в контексте глобальных трансформаций культурно-цивилизационного мирового пространства

Рубрика: Новости портала