Кремль в мировой светской хронике

Дата публикации: 10.06.2013, 13:02, просмотров: 735

Владимир Путин сообщил о своем разводе. В чём смысл? Эксперты и аналитики разделились во мнениях. Некоторые предвещают с тревогой падения рейтинга, мол, русские женщины не оценят такого поступка. Другие спорят – будет второй брак, или, быть может, он предпочтет затворничество. Третьи пишут – они давно не вместе, просто наступила пора уже разложить всё по полочкам.

Хотелось бы обратить внимание на другое. В чем смысл, в чём причина многих манипуляций на высшем российском политическом Олимпе? В чём смысл публичности данного события?

Россия пытается быть Европой. Во всех своих мелочах, в повадках элит, в любви к футбольным клубам, европейской моде, часовым брэндам. Россия, разумеется, много дала Европе за последние столетия, внесла свой вклад. Культурный, литературный. Питер построила Россия. Питерцев вырастила, и выпестовала питерскость, которую не смогли убить ни большевики, ни война, ни брежневские Советы. Так что европейского в России предостаточно.

С противоположной стороны напирает традиция, традиционализм, дикое, консервативное начало. Степь. Сталин. Орда.

Путин, как и вся его команда, пытаются следовать европейским путем. Это просматривается в деталях. Обидно, что выглядит так, словно кто-то что-то копирует, словно кто-то что-то тырит. Обидно. Но никуда не деться. Россия запаздывает. Но элита спешит, на четвереньках, прыгнуть в европейский вагон.

По-азиатски выглядело бы, если б всё продолжалось, как раньше. Если бы они жили раздельно, а на праздники вместе стояли бы перед телекамерами. В дежурном унылом стоянии. Наверняка в окружении Путина хватало тех, кто не одобряет его поступок. Не одобряет публичность развода.

По-европейски выглядит то, что они, собственно говоря, сделали. То, что такие вещи происходят публично. Это говорит о пути. О поиске некоего образа будущего. О попытках спокойно порассуждать о цивилизованном выборе. И Путин, и Медведев, и многие нынешние российские персоналии далеки от своего народа, безусловно. Поскольку народ живет своими мифами и многовековыми страданиями. Многовековой памятью. В ней и Степан Разин, и партизаны под Москвой, когда в Москве – Наполеон. И горящие скиты. Слишком много всего.

Многие процессы в современной России выдают намерения властей обрести человеческое лицо в глазах европейских соседей. Десятилетия холодной войны. Образы, демонизация. Российским випам хочется не бояться быть современными. Не хочется потерять себя для Запада. Не хочется обратно – в советских времен искусственное противостояние Запада и Востока. Когда по ТВ одни настроения, а в реальности – люди рассуждают совершенно иначе.

Российские лидеры цивилизованнее многих своих избирателей. Не всех, разумеется, но очень многих. Население приветствует любую жестокость власти. Приветствует любые проявления «железной руки». Этим настроениям можно подыгрывать какое-то время. Ради рейтинга. Но, очевидно, такие вещи стыдно транслировать на весь мир. Авторитаризм – это то, чего в современном мире стыдятся политики. И российские политики – не исключение. Одно они могут говорить где-нибудь за стаканом водки, но то же самое никогда не повторят с думской трибуны или в другой приличной аудитории.

Цивилизованность – это долгий процесс, длиной не в один год и не в одно десятилетие. В Европе пятьдесят лет – срок, в некоторых странах установленный для перехода к экологически приемлемой утилизации мусора. Чтоб научить население не складывать разный мусор в один и тот же мешок. Пятьдесят лет.

Российским политикам хочется видеть о себе в зарубежной прессе интересные материалы. Не только о жестокости системы правосудия. Не только о преследованиях журналистов. Пусть пишут о разводе. Пусть пишут о яхтах. О футболе. Это нормально. Конечно, это лучше, чем о преследованиях. Шаг за шагом. Новость за новостью. Россияне демонстрируют свое европейское лицо, свое понимание единой идентичности, единых ценностей. Медленно. Неспешно. С трудом переступая через фобии. А кое-где осторожно отступая назад. Где-то пытаясь заигрывать с наиболее «тёмными» общественными настроениями. Где-то, словно подчиняясь инстинкту исторических примеров.

Вся мировая пресса обсуждает развод Путина. Многие осуждают российского президента, ссылаясь на изданные воспоминания Людмилы Путиной. Упрекают его в чем-то.

Что дальше?

У Путина, собственно, два пути. Я бы их обозначил как «темная сторона» и «светлая сторона». Часть российского общества видит в нём некую тень Сталина. В их представлении глава страны должен быть один. Сидеть в Кремле. В одних и тех же штанах. И единственных сапогах. Многие в России, к сожалению, мечтают о таком лидере. Жестоком, не снимающем единственных штанов.

Есть и другие. Кому хочется всё же, чтобы лидер у России был такой, как у других современных стран. Открытый, весёлый, уверенный в себе, благородный, не мстительный. Этой части российской аудитории, наверное, было бы ближе, если б он ещё раз взял и женился. Не важно совершенно, на ком. На соседке, на фотомодели, спортсменке, или, например, вообще иностранке. Этой части аудитории не хочется, чтобы власть заигрывала с «тёмными» инстинктами избирателей. Не хочется созерцать одинокого старца.

Любое событие такого уровня порождает противоречия, столкновение взглядов, множественные вопросы. Посмотрим, найдет ли на них разумный, корректный ответ современная российская власть.

БП

Рубрика: Центральный федеральный округ