Научно-исследовательская база данных » Центральный федеральный округ » Русские исламисты: новшество или закономерность?

 

 

 

Русские исламисты: новшество или закономерность?

Дата публикации: 25.10.2013, 10:13, просмотров: 1169

Терроризм северокавказцев, как терроризм нацменьшинств, для современной истории — дело обычное. Даже для самых благополучных демократических стран Запада характерно, что меньшинства не могут мирным путем реализовать свои национальные устремления, если те идут вразрез с общей волей. Совсем другая история когда терроризм исходит от национального большинства.

Ирландцы в Великобритании, корсиканцы во Франции, баски в Испании пытаются методом  террора  добиться независимости своих территорий. Правительства национального большинства с  террором  борются — дело это традиционное и порой длится столетиями, все к этому привыкли.

Иное дело – терроризм  русский , исходящий от представителей государствообразующего народа. Это действительно серьезно. Само  национальное происхождение данного феномена говорит о фундаментальном неблагополучии в стране и предвещает большие потрясения.  Террор , идущий из среды государствообразующего народа и получающий в этой среде положительный отклик, есть если не начало, то во всяком случает предвестник революции, своего рода стихийная разведка боем.

В именах и лицах

Если обобщить, то можно выделить несколько направлений вербовки: террористы активны в интернете, в социальных сетях, в молельных домах. Часто также распространено привлечение и агитация радикальных исламистов в учебных и режимных заведениях.

Александр Тихомиров, известный как Саид Бюрятский, был организатором целого ряда крупных терактов – среди них: нападение на здание РОВД в Назрани, покушение на Евкурова, подрыв Невского экспресса. Вопреки сообщениям некоторых СМИ, он не принадлежал ни к одной из кавказских или арабских народностей, но стал чуть ли не одним из главных идеологов террористического подполья.

По отцу бурят, он рос с русской матерью и главным его увлечением была религия. Сначала традиционный для Бурятии буддизм.

В 15 лет, он поступил в бурятско-турецкий лицей в Улан-Удэ. финансирующий учебное заведение турецкий фонд «Уфук» (имел филиал в Иркутске) был тесно связан с исламскими фундаменталистами из подрывной организации «Нурджулар». По словам тогдашнего директора ФСБ Николая Патрушева, действовала она в России через созданные ею фонды и коммерческие фирмы и «решала широкий спектр задач в интересах разведки». ФСБ интересовалась учебными планами лицея в 2003 году, когда по оценкам силовиков, число выпускников лицея исламского экстремизма перевалило за сотню. Причем отбирали на такие спецкурсы исключительно одаренных мальчиков, потенциальных медалистов.  Там же, в лицее, он принял Ислам.

Башир Магомедов, конфликтолог, исследующий тему утверждает , что «отбирают детей преимущественно из бедных слоев населения, когда оказывается тяжело сохранять и содержать семью».

«Родителям этих подростков, по классической схеме, ссужаются суммы, причем в таких количествах, что в итоге оказывается не возможным вернуть их обратно» — рассказывает он.

Саид Бурятский непродолжительное время служил при главной мечети страны – Московской соборной мечети, но совсем недолго, поскольку, как позже комментировали священнослужители официального духовенства, его радикальные взгляды вызывали у них отторжение.

Несмотря на строжайший запрет агитации в мечетях, некоторые русские боевики были завербованы именно в молельных домах. Так, например, Олег Бабушкин – еще один человек со славянскими корнями из поселка Вятские поляны. В 21 год он принял Ислам. Попал под влияние действовавшей террористической группы, одним из членов которой был Марат Дамалиев, основной спонсор и постоянный посетитель местной мечети. Предполагается, что там он и завербовал Бабушкина.

«И иностранные проповедники, и приезжие из стран Средней Азии, республик СНГ пытаются проводить  проповеди, кружки, мероприятия. С целью не просто пропаганды, но и вербовки. Если мы ощущаем некую нестыковку, по установленной традиции, руководство храма делает проповедникам предупреждение и требует покинуть храм» — рассказывают представители Духовного управления Дагестана. Однако верится в это с трудом, потому что известно, что по сей день, несмотря на инициированную проверку имамов мечетей, для непосредственного строительства молельного дома или небольшой мечети каких-то сверхусилий не требуется, тем более если строительство ведется на частной территории.

Еще одно слабое место с точки зрения вербовщиков – судимость.  Человек, который уже бывал не в ладах с законом, значительно легче поддается на уговоры, больше склонен к совершению нового преступления, в отместку за социальную неустроенность: имеющему судимость сложнее устроиться на работу, адаптироваться после выхода на свободу.

В сентябре 2004 года во время захвата школы в Беслане, по свидетельствам очевидцев, наибольшей жестокостью отличался террорист  Олкг Ходов – этнический украинец, но выросший в Осетии. Некоторое время жил с матерью в Беслане. Младший брат Олега — Борис Ходов за хулиганство отбывал срок в тюрьме, там принял ислам. Старший навещал его, постепенно проникся идеями,  вслед за братом принял ислам, и вскоре стал приверженцем радикальных взглядов.

Религиоведы настаивают, что ислам к этому не имеет никакого отношения, веру только используют.

Отдельный разговор о женщинах. И тут два парадоксальных примера. Алла Сапрыкина, она же Аминат Курбанова, взорвала себя в доме шейха Саида Аффанди в прошлом году. Русская девушка, окончила факультет актерского мастерства с красным дипломом, в университете познакомилась с первым мужем Маратом Курбановым, они вместе танцевали в группе брейк-данс.

Приняла радикальный ислам вместе с мужем, после одной из спецопераций стала вдовой, вышла замуж за следующего боевика, который также был убит спустя некоторое время. История повторялась несколько раз.  Живой бомбой она стала после гибели четвертого мужа.

Мария Хорошева, также русская девушка с высшим образованием и красным дипломом. В феврале 2011 года 26-летняя Хорошева и 32-х летний Виталий Раздобудько привели в действие взрывное устройство, которое в буквальном смысле слова разнесло на куски пост при въезде в село Губден.

В сентябре президентом России Владимиром Путиным внесен на рассмотрение закон о борьбе с терроризмом, который предполагает не только ответственность за сами террористические действия, но и за создание террористического сообщества и обучение в лагерях боевиков.

Спецслужбы предлагают обязать вдов убитых боевиков носить спецбраслеты с системой «Глонасс», чтобы мониторить их передвижение и тем самым предотвращать теракты. По этому поводу особенно остроумные предлагают внести в закон еще одну поправку — чтобы каждого преступника публично представили министру МВД РФ.

Русский террор – бессмысленный и беспощадный

Как уже отмечалось, террор  государствообразующего народа встречается в истории нечасто и всегда носит исключительно социальный характер.  Русский  террор  в России порожден противоестественным положением в нашей стране после 1991-го года.

Государствообразующий народ потому так и называется, что он сам «образовывает» свое государство, включая, разумеется, и государственную власть. В Англии власть английская, во Франции — французская, в Испании — испанская, хотя в последнее время нужно вносить поправку на процессы глобализации, размывающие национальный характер европейских государств (но еще не размывшую его до конца).

Когда правительства  этих стран перестают выполнять обязательства перед государствообразующими народами, они, пользуясь демократическим правом большинства, просто заменяют их на очередных выборах. Поэтому ни англичанину, ни французу, ни испанцу в кошмарном сне не приснится «национальный»  террор  против собственного правительства. Зачем, если все вопросы можно решить мирно и без кровопролития, через урну для голосования?

Подобно всякому  террору ,  русский  национальный  террор  не избирателен, и, подобно всякому национальному  террору , он нацелен против целой этнической общности людей, а через нее – против власти. Как чеченские террористы убивают « русских  вообще», пытаясь таким образом расшатать государственную власть в империи, так и  русские  террористы нападают на «нерусских вообще», не разбираясь, кто есть кто, и протестуя таким опосредованным образом против национальной политики правящего режима. Естественно, страдают при этом в основном представители иных рас, которые на улицах городов выделяются из  русской  этнической массы.

Все началось с развала Советского Союза, трансформации союзных республик в независимые государства и «суверенизации» автономных республик бывшего СССР, оставшихся в составе России. Национальное самоутверждение новых независимых государств и «суверенных» республик РФ проходило методом притеснения русского  населения. У всех на слуху Чечня (двадцать тысяч убитых и двести тысяч  русских  беженцев еще до начала боевых действий), но нечто подобное с разными нюансами происходило повсеместно. Даже из Казахстана с его умеренным и ориентированным на сотрудничество с Россией президентом Назарбаевым вынуждены были бежать два миллиона этнических  русских .

Появление в России огромного количества  русских  людей, подвергшихся гонениям, является первым фундаментальным фактором возникновения ксенофобских тенденций.

Второй фактор, более поздний, порожден массовой миграцией коренного населения бывших советских республик в Россию. Обретя независимость, многие из них к самостоятельной жизни оказались неспособными. Без постоянной подпитки за счет экономически развитых  русских  регионов, да еще и без изгнанных  русских  специалистов, на которых там держались производство, наука и образование, большинство новых независимых государств быстро дошло де факто до состояния банкротства и не могут прокормить собственное население.

Чрезвычайно дешевая рабочая сила мигрантов, готовых работать на любых условиях, создает для российских граждан дополнительные проблемы с трудоустройством, что усугубляет социальную напряженность. Из-за повальной архаизации бывших советских республик, где без имперского цивилизационного фактора быстро восстановились условия жизни восточного средневековья, волна миграции несет с собой опасные экзотические болезни, давно считавшиеся изжитыми, и это пугает население России. Миграционный поток, растекающийся по  русской  земле вне правового поля, создает идеальные условия для произвола этнического криминала, терроризирующего коренных жителей.

Но главным, определяющим фактором национального  террора , безусловно, является сама национальная политика «демократического» российского руководства, последовательно русофобская. Все перечисленные выше факторы представляют собой прямые следствия этой политики.

Официальное расследование аналогичных событий в других национальных республиках вообще не проводилось. Это нельзя истолковать иначе как злонамеренное ущемление государственной властью элементарного права  русских  людей, права на жизнь в ими же созданном российском государстве, где они сейчас составляют более 80% населения.

Оправдать  террор  нельзя, но понять его причины необходимо. В случае  русского  национального  террора  эти причины лежат на поверхности, и все они сводятся к русофобской политике правящего режима. В ней, в этой политике, находится и точка соприкосновения национального  русского   террора  с другой формой террористической активности этнических  русских – социальной.

Феномен социального  террора  в России всесторонне исследован, и теоретизировать на его счет нужды нет. Достаточно напомнить, что, по международным признанным социологическим оценкам, десятикратный разрыв в уровне доходов между богатыми и бедными неизбежно вызывает социальные потрясения, а некоторые эксперты полагают, что у нас этот разрыв уже сорокакратный.

Кавказская политика

Рубрика: Центральный федеральный округ